Родная душа (стр. 18-19)

  • «Газета первый номер» от 6 июня
  • Ване Сироткину было всего год и семь месяцев, а Мише шесть месяцев, когда мать оставила их у бабушки и исчезла. Шли недели, месяцы, годы, а она так и не появлялась. Все это время своей настоящей мамой они считали и считают бабушку Зину. Мальчишки двенадцать лет не знали, что у них есть еще пять братьев и сестер, про которых их общая мать также забыла.

    ПРИВЕТ, Я ТВОЯ СЕСТРА...

    Они нашли друг друга совершенно случайно. 9 апреля на страничку Миши Сироткина в соцсети пришло сообщение от незнакомой девушки по имении Настя: «Привет, ты мой братик». Это сообщение повергло в шок 14-летнего парнишку, который никогда не знал о том, что у него есть сестра. И как выяснилось, даже не одна.
    — Когда мой сын женился на Инне, мы знали, что у нее есть старшая дочка Настя, она жила с родителями Инны в Задонске, — рассказала бабушка Миши и Вани Зинаида Шепелева, — почему она не захотела воспитывать девочку вместе с мальчишками, до сих пор понять не могу. Знала бы, что она такая кукушка, трупом бы легла, но не позволила сыну на ней жениться. После Ванечки и Мишеньки она родила еще одного мальчика, от другого мужчины. Так этого малыша Инна прямо в роддоме оставила. Я внукам об этом рассказала, пусть знают, что они не одни, что у них еще есть родная душа. А вот про еще двух сестренок даже не подозревала.
    Сообщение от Насти буквально перевернуло жизнь двух братьев. Девушка написала Ване и Мише, что у них есть еще две сестры Катя и Даша, которые живут в селе Сошки.
    — Я их нашел в этот же вечер и тоже написал каждой: «Привет, ты моя сестра», — рассказал Миша Сироткин.
    — Это было так странно, представляете, ни с того ни с сего получаю сообщение: «Привет, ты моя сестра, я твой братик», — вспоминает 17-летняя Екатерина Скоморохова. — Мы знали, что у нас есть еще старшая сестра Настя, ей сейчас 22 года, она живет в Задонске. Ее также, как и нас всех, мать бросила. Когда Инна ушла, мне было всего два месяца, а Дарье год и семь. Бабушка заменила нам мать. Мы ее называем мамой. Но то, что есть братья, даже не подозревали. В тот вечер братья и сестры переписывались в социальных сетях до полуночи. Они хотели узнать друг о друге как можно больше. Мальчишки рассказали сестрам, что у них есть еще один младший брат, которого Инна оставила в роддоме сразу после его рождения. Они пыталась его найти, но мальчика уже перевели в детдом, и его след потерялся. Единственное, что сейчас о нем известно, что зовут Андрей или Артем Сироткин, ему сейчас 10–11 лет. Также они выяснили, что у них есть младшая сестренка Лиза, которой сейчас всего четыре года. А еще у Миши и Вани уже есть племянники. Их старшая сестра Даша воспитывает двух малышей.
    — Миша, Ваня и бабушка Зина приехали к нам в гости в Сошки 4 мая, — рассказала Екатерина. — Как раз на день рождения Даши. Было столько слез радости. Представляете, оказалось, что у бабушки Зины тоже день рождения 4 мая. Мальчишки привезли торт, цветы, духи в подарок. Мы проболтали целый день. Нам было интересно все: кто чем занимается, какую музыку слушает. Бабушки рассказывали друг другу, как они нас воспитывали, вспоминали смешные случаи, и наоборот, с какими трудностями им пришлось столкнуться.

    БЫЛО БОЛЬНО И ОБИДНО

    А горя пришлось хлебнуть много.
    — Я на работе, Инна вроде бы с детьми дома, — сжимая от боли и обиды кулаки, рассказал отец мальчишек Виктор. — Однажды я вернулся пораньше и застал ее с подругой. Они сидели на кухне и выпивали. Потом стал замечать, что пропадают деньги. Потом Инна стала уходить из дома. Однажды она пропала на несколько дней вместе с мальчишками. Когда мы ее нашли, она была невменяема. Мальчишки в ужасном состоянии. Миша лежал на полу на грязной фуфайке, голодный. После этого он попал в реанимацию с диагнозом дистрофия.
    Как выяснилось, пока Инна кутила со своими друзьями, младшего Мишу, которому было всего несколько месяцев, она поила димедролом, чтобы он спал и не мешал своим плачем. — Были непростые времена, Витя вместо матери лежал с мальчиками в больнице, — призналась Зинаида Шепелева. — Сам стирал пеленки. Когда сын уезжал в командировки по работе, внуки были со мной. Я не могла себе позволить болеть, не говоря о том, чтобы лечь в больницу. Правда, однажды, после нервного срыва, мне было так плохо, врачи уже и не надеялись, что откачают меня. Но ничего, обошлось. Хорошо, соседки помогали, они всегда, если что, разберут ребят и приглядят. Мальчишки повзрослели, пошли в школу. И тут начались другие проблемы. Одноклассники стали дразнить, мол, не зря у вас фамилия говорит сама за себя: папа есть, а нет мамы. И каждый день бабушке приходилось доказывать мальчикам, что они самые любимые, самые желанные, что никакие они не сиротки.
    — Мне было стыдно, больно, обидно до слез, даже не знаю, как описать это чувство, — рассказал Михаил. — Хотелось взять всех и хорошенько отметелить. Но я понимал, что это не выход. Но со временем все изменилось. Мы повзрослели. Сейчас ребята, наоборот, стараются нас с братом поддержать.
    Единственное, о чем братья и сестры не разговаривают, — об Инне, женщине, которая их всех родила. И бросила... Хотя одна-единственная встреча с биологической матерью за долгие годы все-таки была.
    — Как-то раз к нам с Дашей на улице подошла незнакомая женщина и сказала: «Здравствуй, я твоя мама», — вспоминает ту единственную встречу с матерью Екатерина. — Я не знала, что ответить этой женщине. Просто промолчала. А сестра Даша даже не стала с ней здороваться. Молча развернулась и ушла. Единственный вопрос, который я задала этой женщине: «Когда у меня день рождения?» Она не смогла ответить. Разве после этого ее можно считать матерью? У нас одна мама — наша бабушка. Она и нас выходила с сестрой, и Дашу замуж выдала, и сейчас ей помогает с малышами. А когда Даша ждала второго ребенка, Инна ей звонила и советовала сделать аборт. Говорила: «Зачем тебе нужны эти спиногрызы?»
    Теперь Даша с Катей каждую неделю приезжают в гости к мальчишкам и бабушке Зине. И сейчас все они мечтают найти третьего брата. Братья и сестры верят, что они обязательно встретятся. А еще Миша и Ваня, несмотря на все детские обиды на мать, хотят с ней повидаться. Хотят посмотреть ей в глаза и задать один единственный вопрос: «Почему?»

    Текст:
    Елена Скребо, Марина Костюк
    Фото: Сергей Паршин

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх