Без души искусство мертво (стр. 18-19)

  • «Газета первый номер» от 14 ноября
  • В родном Липецке одну из его работ каждый день могут видеть все желающие. Это герб города, который в этом году отметил свой 20-летний юбилей. Причем, чтобы его сделать, художнику пришлось сбежать из больницы.
    — С гербом все получилось экспромтом, — вспоминает Вячеслав Шальнев, — мне позвонила Людмила Куракова, бывшая тогда заместителем главы администрации области, и попросила сделать рисунок герба. Как раз был 1996 год, я — после тяжелейшего инфаркта, врачи даже говорили, что все, не жилец. Но я сказал себе: «Надо жить». Вместе с коллегой, а у меня в то время было свое рекламное агентство, засели за эскиз герба Липецка. Сделали проект, отдали его на утверждение комиссии, которую и возглавляла Людмила Куракова. А сам я лег в больницу на лечение. И тут мне опять звонят и сообщают, что надо срочно явиться на защиту своего проекта герба. Пришлось сбежать из отделения. Думал, что врач не узнает ничего. А нас-то на комиссии телевидение снимало.
    В общем, проект мой утвердили, я в больницу вернулся как ни в чем не бывало. А утром завотделением такой нагоняй устроила мне. Оказывается, она меня вечером в новостях видела. Но в коллективе авторов герба указан другой Шальнев — Борис, известный писатель. Нас часто путают.

    ВЫТОПТАЛ ЛЕНИНА НА СНЕГУ
    Его путь в искусство не был устелен розами. Вячеслав родился в семье шахтеров, под Липецком и в детстве так же, как и другие мальчишки, мечтал добывать «черное золото». Но, увидев в журнале «Крокодил» карикатуры, решил перерисовать их, устроив с другом соревнование, у кого лучше получится.
    — А потом как-то портрет Ленина перерисовал, — вспоминает Вячеслав Петрович, — принес в школу, учительница не поверила, что это моя работа. Обидно стало. Решил доказать. В тот же вечер вместе с одноклассниками пошли на пруд гулять. Зима, морозец, снежок выпал, пруд весь белый был! Остановился, попросил друзей не двигаться и вытоптал на снегу профиль Ленина. После этого мне все поверили, что я буду художником. За тягу к искусству пришлось даже пойти на кражу. Видел, как в кино художники рисуют. Спер у матери новую наволочку, разорвал ее, натянул на рамку и попытался картину нарисовать. В итоге испортил наволочку и от мамы еще получил по первое число. Но потом она меня пожалела, видя такое стремление. Дала денег, и я купил в городе целых 12 тюбиков масляных красок! Настоящих!
    В пятнадцать лет подросток из села с десяткой в кармане уехал покорять большой город — поступил в Рязанское художественное училище. Утром — занятия, вечером — на вокзал ночевать. Денег на комнату не было, все расходы расписаны до копейки.
    — Милиция гоняла с вокзала, — рассказал Вячеслав Шальнев, — но желание стать художником было очень сильное. Потом нашел себе «шикарное жилье» — шкаф для хранения документов. Его кто-то выбросил во двор училища. Там ночевал до первых дождей. Потом сторожиха пустила спать в раздевалке, а после она мне помогла комнатку найти. Да так в то время многие учились.

    ЗАДОМ НАПЕРЕД И ВВЕРХ НОГАМИ
    Офорт — сложная и трудоемкая техника. Здесь нет карандаша, мастер для своих работ использует иглу. А потом рисунок протравливается по металлу. И Вячеслав Шальнев считается одним из сильнейших современных мастеров офорта.
    — В офорте художник не имеет права на ошибку, как в живописи, — признается Вячеслав Петрович, — все линии должны быть четкими, тонкими, сразу брать за душу. Когда оттиск готов, его не переделаешь, не сотрешь. Мастера офорта мыслят задом наперед, вверх ногами и в зеркальном отражении. Наверно, по этой причине я и не храню у себя в мастерской свои работы, они мне покоя не дают. Хочется что-то переделать. Меня ведь как учили? Художник должен поднять зрителя до своих работ, а не наоборот. Создавая свои картины, я знал, что меня будут оценивать профессионалы, поэтому лажать нельзя. А сейчас что? Нарисовали синих зайцев, к примеру, и уже кричат: «О, шедевр!» И тут же выставку устраивают. Сейчас все поставлено на деньги. За 25 лет в правлении Союза художников России мне пришлось оценить не одну выставочную работу. И могу сказать, что я многим нынешним художникам сам бы доплачивал, только бы они не выставлялись никогда! Большинство таких «произведений искусств» созданы как бы в перерыве на обед. Это страшно для художника. Нет души... А без нее искусство мертво. Душа нужна.... Во всем и всем нам.









    СПРАВКА
    Вячеслав Шальнев родился 5 мая 1953 года.

    В 1972 году он окончил Рязанское художественное училище. В 1987 году стал членом Союза художников СССР. В 2006–2011 годах Вячеслав Петрович был директором Липецкой областной картинной галереи. Он — участник республиканских, всесоюзных, региональных, зональных и областных выставок. Основные графические серии, исполненные в технике офорта, — «Пересказ о былом» (1984), «Времена года» (1991), «По бунинским местам» (1995), а также отдельные произведения «Проводы» (2007), «Ожидание» (2007) — различны по настроению, образному звучанию, отличаются романтическим чувством. В 2005 году он был удостоен областной премии имени И. А. Бунина за серию офортов «По бунинским местам», посвященную 120-летию писателя. В 2006–2011 годах Вячеслав Петрович возглавлял Липецкую областную картинную галерею.

    МНЕНИЕ

    В свое время Вячеслав Петрович сделал потрясающую серию офортов, посвященных бунинской теме, — рассказывает арт-директор Центра изобразительных искусств Светлана Иноземцева. — Они были пленэрные, это результат большой работы: он проникся этим духом антоновских яблок, этим запахом разнотравья, этой деревенской архитектурой, то есть по-настоящему пропустил тему через себя. И они получились удивительные! Так как офорт — это графика малотиражная, такие работы просто на вес золота и мы можем гордиться, что в нашем городе живет такой художник. А кроме того, Вячеслав Петрович Шальнев — очень классный организатор, просто гениальный менеджер.
    Текст: Елена Скребо
    Фото автора

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх