Мы не «Иваны безродные»

  • «Газета первый номер» от 3 сентября
  • Липецкая мастерица Елена Зинина заняла первое место на фестивале-конкурсе народного творчества «Пёстрая поляна», который уже 14-й год подряд проводится в музее-усадьбе Льва Толстого в Тульской области. За эти годы организаторы фестиваля окончательно определились с его темой и главной целью — это сохранение и популяризация традиционных русских усадебных рукоделий. Несмотря на то что приоритет всегда отдавали лоскутному шитью, каждый год вводят новые направления. Нашей землячке очень повезло с появившейся в этом году номинацией «Шила милому рубаху…», она как раз занимается изготовлением исконной романовской мужской одежды. А как выглядит традиционный наряд «романца», должен знать каждый местный житель. Всё-таки мы не какие-нибудь безродные. У нас предки есть.

    ПО ПОДОЛУ – «ЧЕРВОНЧИКИ»
    Когда Елена Зинина была ещё школьницей, ее папа, тогда ещё совсем не старый, лет, ну, может быть, пятидесяти, часто говорил ей: «Куда ты всё убегаешь, посиди со мной, поговори. Помните, что вы все — не Иваны Безродные, у каждого из вас есть семья, родные. Их надо помнить! Когда меня не станет, ты будешь меня помнить?»

    Тогда Елена отмахивалась, дескать, ну что ты, папа, конечно, буду! Мудрость папиных слов стала понятна лишь с годами. А уж как она однажды начнёт служить этой идее сохранения родственных связей, наша героиня ещё совсем недавно и не предполагала.

    — Я по профессии технолог-конструктор, много лет проработала в ателье. Чем хороша такая работа — есть возможность набить руку на всех операциях по изготовлению одежды, — рассказывает Елена. — Я специализировалась на женском гардеробе. Последнее моё рабочее место было в ателье, которое занималось шитьём сценических костюмов — мы обшили, наверное, все ДК в области!

    Однажды Елене поступил заказ от знакомой, сотрудницы Центра романовской игрушки Людмилы Люрис — нужно срочно отшить коллекцию романовских костюмов. Чтобы сделать комплекты максимально аутентичными, Елена начала изучать особенности местного традиционного костюма.

    — Такая одежда до сих пор хранится в старых сундуках у бабушек в наших сёлах, есть образцы и в Центре романовской игрушки. Я стала изучать тонкости её изготовления, характерные черты, технологию — и меня затянуло! — рассказывает наша собеседница. — Мир рукоделия вообще очень увлекателен. Я не устаю удивляться — откуда наши бабушки и прабабушки взяли всё это? Например, особая вышивка по сетке — «червончики», когда в серединку вышитого тамбурным швом листочка вставляется кусочек яркого цветного атласа. Да и сам тамбурный шов — объёмный, словно чёткая машинная строчка, непрерывный — как вольно мастерицы выписывали им наши характерные округлые нескончаемые узоры!


    ЛЕНТЫ, КРУЖЕВО, БОТИНКИ
    Женщины-романушки, гордо позирующие в своих лучших нарядах на старинных чёрно-белых фотографиях, вызывают иногда неожиданные ассоциации. Старая реконструированная фотография передаёт прохладный блеск складок атласа или сатина. Круглые как солнце наголовники расшиты блестящими пуговками, стеклярусом, похожи на короны. На шее поверх блузы — горы, горы бус, словно у африканских принцесс.

    Свою первую романовскую коллекцию Елена повезла на международный фестиваль по этнографическому костюму в Ярославль. И там её постигло сильнейшее разочарование. Специалисты по традиционному наряду из жюри со смесью недоверчивости и лёгкого снобизма стали разбирать выставленные комлекты по полочкам: позвольте, ну вот вы пришили красную атласную ленту к голубому сатину — зачем? А для чего вы повесили столько бус?

    — У меня от этих вопросов даже слёзы выступили: как это — зачем ленточки, бусы? Люди у нас так ходили! — вспоминает мастерица. — Значит, ответили мне члены жюри, вашу традицию этнографы ещё мало знают, нужно популяризировать.

    Как же рассказать вам историю нашей культурной традиции, дорогие этнографы? С чего начать? Может, с того, как нашу область, словно деревенское лоскутное одеяльце, собрали из самых отдалённых и бедных частей нескольких уездов? Что вся наша пёстрая мода — не от великого достатка. Купить атласные ленты и пришить к юбке — это не так накладно, зато ярко и весело. Или вспомнить о том, что у нас много лет в деревнях не знали другого десерта, кроме пареного в русской печи ржаного теста с калиновыми ягодами. Что когда народ чуть «раздышался» от нищеты, местные невесты ездили аж в Москву за теми самыми вожделенными бусами и некоторые по наивности надевали на себя стеклянные ёлочные гирлянды.

    В прошлом году новая романовская коллекция Елены Зининой и её соратниц под названием «Матаня» заняла на том же фестивале первое место. Это была весомая победа.

    ГДЕ У РУБАХИ ПОДОПЛЁКА?
    Со временем Елена поняла, что не может оставить без внимания и мужской романовский костюм. Нарядная рубаха у «романца», конечно, белая, с вышивкой по вороту и манжетам.

    Мы рассматриваем одну из рубах коллекции, взявшей первый приз в Ясной Поляне. Истинное произведение искусства. Настоящий домотканый холст, чуть «лохматый» от неоднородности льняной нитки, мягкий, но плотный. По белой ткани — белая же вышивка, словно иней. Возле самых плеч плотной «гармошечкой» заложены складки, делающие рукав покатым, но пышным.

    — Это точная копия старинной рубахи, вплоть до последнего стежка. Белый вышитый узор на рубахах для наших мест большая редкость, чаще делали красный или чёрный, — комментирует Елена.

    Традиции романовского народного костюма наша героиня собирала в экспедициях по местным деревням. У сельских бабушек она научилась специальным терминам.

    Подоплёкой называли ткань на внутренней стороне рубахи, защищавшую изнанку вышивки на груди. А шитая узорами вертикальная планка у застежки ворота — это заботка.

    Кстати, в романовской мужской моде были свои веяния. В какой-то момент прямая туникообразная рубашка обзавелась по бокам клиньями и стала расклешённой.


    КУРОЧКА НА ПАЛЬЦЕ
    Мастерская, в которой создаются этнографические костюмы, приобретает со временем особую атмосферу. Сюда, словно сами, по тайному сговору, собираются лоскутные куклы, традиционные и авторские. На стенах селятся соломенные птицы с пушистыми хвостами из колосьев. Тут — плетёный туес, там — глиняная махотка. А здесь — в специальных деревянных витринах настоящее богатство, коллекция напёрстков. Подсчитывать их Елена никогда не бралась, но полагает, что за семь лет этого увлечения символов рукоделия собралось не менее трёхсот штук.

    Некоторые из экспонатов изготовили в подарок хозяйке местные мастера, гончары и керамисты.

    Многочисленные друзья мастерицы, узнав о коллекции, стали присылать подарки из разных концов света — из Японии, Белоруссии, Болгарии, Грузии, Греции, Франции, Австрии, Америки, Италии, Турции, Финляндии, Китая, Таиланда, Египта. Есть в собрании даже старинные экземпляры, найденные при археологических раскопках. Есть русская финифть, дербентское серебро с чернью, есть с именным графским клеймом. Есть в виде чайничка и в виде курочки.

    Впереди у мастерицы — новые коллекции. Романовских рубах на будущий конкурс она представит уже не семь, а целых четырнадцать. Зачем ей всё это нужно? Затем, чтобы мы не стёрлись, не стали безликими. И чтобы помнили своё родство.

    Текст: Елена Фролова
    Фото: Сергей Паршин

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх