Николай Борцов: «Россию сейчас лучше не трогать» (стр. 5)

  • «Газета первый номер» от 14 марта
  • Почему законы становятся более жесткими, а на содержание армии выделяется все больше денег? Какие новые законы появятся? Об этом и многом другом рассказал корреспондентам «Первого номера» Депутат Государственной Думы от Липецкой области Николай Борцов.
    – Николай Иванович, вы один из самых опытных депутатов в Госдуме нынешнего созыва. Скажите, какой из предыдущих созывов был наиболее эффективным, на ваш взгляд?
    – Каждый – по-своему. В Думе предыдущего созыва конституционное большинство было у «Единой России». Сейчас у нее простое большинство. Поэтому, когда мы принимаем закон, а надо две трети голосов, мы должны предоставить своим оппонентам веские аргументы, чтобы они поддержали данный законопроект. Например, так было по Крыму. И коммунисты, и единоросы, и справедливоросы, и ЛДПР голосовали за включение Крыма в состав России.
    – Ныне действующий созыв принял наибольшее количество запретительных законов, поправок, ограничений. Как вы думаете, с чем это связано?
    – Сейчас приходит много предложений из регионов о принятии того или иного закона. Быть все время добрым тоже плохо, надо, чтобы законы работали. Мы все видим, что творится на Украине. Поэтому мы принимаем законы, чтобы в стране был порядок. Я недавно был наблюдателем на выборах президента Белоруссии, поскольку еще являюсь депутатом союзного государства. Там, наверное, соседняя Украина сработала так, что 67% населения республики проголосовали за Лукашенко. Хотя я понимаю, у каждого президента есть недоброжелатели, недовольные им. Но люди решили, что лучше так, как есть.
    – Помимо внешнеполитической повестки, в Думе часто обсуждались поправки, которые допускают уголовную ответственность за участие в митингах, за экстремистские призывы. Кроме того, вышло очень много поправок, касающихся СМИ, участия иностранного капитала в средствах массовой информации. Скажите, это общее настроение, депутаты, несмотря на разные политические взгляды, так объединились, или все-таки есть момент давления от вертикали власти, правительства?
    – Наверное, влияет и то, и другое. Но я понимаю, кто устраивает все эти революции. На Украине не столько сами украинцы, сколько внешние силы, которые и деньги платили, и нанимали специально людей, чтобы мутить народ. Не зря Владимир Путин в одном из своих выступлений по ситуации на Украине высказал: «Вы понимаете, что вы натворили? Вот сейчас захлебнулась Европа от беженцев, а кто Ливию, Сирию, Ирак бомбил? А теперь получаете то, что получили». Почему люди побежали? Ведь они жили там неплохо и не бежали в Европу. А когда все разбомбили, разорили, поневоле народ начинает бежать. И в этом, видимо, были заинтересованы внешние силы, которым нужна нестабильность. Видимо, свои дивиденды на этом получают: это и военные комплексы, и дележка национальных богатств каких-то. Поэтому правильно поступила Государственная Дума, когда принимала бюджет. Самая большая статья расходов – на развитие своей армии. Не зря в народе говорят: не хочешь кормить свою армию, будешь кормить чужую. И в Сирии мы в очередной раз доказываем, что Россию лучше не трогать, не обижать.
    – Над какими инициативами вы работаете сейчас?
    – Госдума намерена ограничить деятельность коллекторских агентств. Сейчас мы работаем над этим законопроектом, который строго регламентирует взаимодействие коллекторов с должниками. До весеннего сева должен быть принят закон, который давно обсуждается, о неэффективном использовании сельхозземель: у нас много земли, которая «гуляет» и не работает. Этот документ призван стимулировать аграрное производство и повысить продовольственную безопасность страны. Я являюсь соавтором почти всех законопроектов, которые ограничивают продажу табака. В этом году Госдума приняла в первом чтении закон, который запрещает розничную продажу больших пачек сигарет. Утвержден законопроект, который позволяет получить незащищенным слоям населения дополнительную поддержку в сфере ЖКХ, и регионы уже приняли у себя такие меры. Установлены льготы для пожилых людей по оплате взносов на капитальный ремонт домов. Это одиноко проживающие граждане в возрасте старше 70 и 80 лет, а также семьи неработающих пенсионеров указанной возрастной категории. Размер компенсации соответственно составит 50% и 100%. В Липецкой области такими льготами могут воспользоваться 28 тысяч человек.
    – Часто муниципалитеты заявляют, что проблемы ЖКХ невозможно решить из-за небольшого бюджета, ищут дополнительные источники дохода. Как вы считаете, Липецк – город промышленный, какие здесь можно найти точки экономического роста для пополнения бюджета?
    – Во-первых, бюджет надо как следует расходовать. Недавно заслушивали Счетную палату РФ. Их проверки показали, что 400 миллиардов рублей в стране было израсходовано не по назначению. Недавно встречался с новым мэром Липецка, но пока не могу сказать, как идет работа. Хотя помощь город уже получил от государства. Сейчас будет строиться школа, 200 млн рублей направит областной бюджет, а 500 млн – федеральный бюджет. Школу возведут в 29 микрорайоне, она рассчитана на 800 мест. Это поможет областному центру перейти на обучение детей в одну смену. А всего по стране на новые школы выделено 50 миллиардов рублей.
    – Как вы считаете, депутатская работа может оцениваться по одному критерию – законотворчеству? Или все-таки работу депутата нужно оценивать более широко. Например, по деятельности в регионе.
    – Законотворчество – это только одна из составляющих деятельности депутата. Ведь каждый депутат избирается от своей области. Значит, он должен с людьми встречаться. Тебя принимает население, которое за тебя голосовало, как человека, которому они могут донести боль, а ты эту боль должен донести в Москву, доставить просьбы или пожелания. Поэтому я считаю, что депутата надо оценивать не только по тому, какие он законы придумал, ведь юрист может придумать гораздо больше законов. Главное – как ты работаешь в округе и как тебя там ценят.
    – А как ваша работа в округе строится? Где находятся ваши приемные, как вы встречаетесь с людьми, насколько часто?
    – Приемная есть в Лебедяни и Липецке. Я сам посещаю деревни, встречаюсь с людьми. А после, на основании этих встреч, выхожу в Государственную Думу с каким-то законопроектом или предложением, выношу на обсуждение в комитете.
    – Каждый человек приходит со своей болью и проблемой. Но если их сгруппировать и разделить, на что чаще всего жалуются липчане?
    – Этот вопрос задают всегда. Может быть, нескромно, но 70–80% приходят за помощью, понимая, что у меня есть финансовая возможность сделать это. Кому денег на операцию даю, кому – на лекарства, у кого дом сгорел. У нас, оказывается, до 10 домов в день горят в Липецкой области. Еще часто приходят с просьбами о восстановлении храмов.
    – У вас есть какой-то внутренний кодекс благотворителя? Тем более, что вы так давно этим занимаетесь. На что бы вы точно никогда денег не дали?
    – У меня часто спрашивают, почему вы создали фонд? Было несколько случаев, когда мы давали деньги не тем, кому надо. Однажды обратилась одна бабуля, мы помогли, послали деньги. А потом от ее односельчан получили письмо, мол, она гонит самогон, продает его, а вы ей помогаете. И здесь уже получилась антипомощь. Поэтому мы сначала проверяем, действительно ли человек нуждается в помощи. А так в фонд могут обратиться многие липчане, школы, детские дома, сады, которым не хватает денег на ремонт, книги или что-то еще. Всем нуждающимся стараемся помочь.
    Текст: Марина Костюк
    Фото: Сергей Паршин

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх