Отец полка (стр. 2-3)

  • «Газета первый номер» от 14 марта
  • Служить молебны в Сирию отец Илия отправился в прошлом году. По зову сердца и души. По словам священника, это был промысел Божий. 24 ноября прошлого года отец Илия приехал в Санкт-Петербург в Академию связи, там начались сборы штатных военных священников Западного военного округа. В этот же день пришло известие о гибели липецкого летчика Олега Пешкова в Сирии.
    – Я незамедлительно откликнулся – как священник и как человек, который был с ним знаком, – рассказал отец Илия. – Зная о том, что в Сирии находится летный состав из Липецка, тут же попросил начальника управления по работе с верующими военнослужащими полковника Александра Суровцева о разрешении выехать на место событий. Сказал, что хочу помочь боевым офицерам, с которыми дружу, которые мне доверяют, которым сам доверяю. Прекрасно понимаю, что ощутили ребята, потеряв своего боевого товарища, и то же самое чувствую я.
    Командировку священника на войну одобрили министр обороны, начальник генерального штаба. Был издан приказ, и батюшку направили на военную базу «Хмеймим».
    – Наши липецкие летчики и технический состав, когда увидели меня на месте военных событий, всполошились: «Отец Илья! Ничего себе! Привет!..» – вспоминает священник. – И я вдруг почувствовал, как все они мне особенно дороги. Я уже одним своим присутствием (поскольку мы все друг друга давно знаем) участвую в их личной жизни, отвечаю на их вопросы, такая тесная духовная взаимосвязь. Встретились на чужой территории, за границей, где идет тяжелейшая война и где ребята выполняют специфические задачи, и я вижу и чувствую, как у них повышается «морально-психологическая температура»! И уж если я тоже участвую в этом «повышенном» патриотическом состоянии, то что еще надо?
    Главной задачей липецкого священника было организовать храм, начать богослужение, провести Рождественскую службу. На это его благословил Святейший Патриарх. Организовать все как следует, учитывая каноны, было непросто.
    По словам батюшки, сначала на месте полевого храма поставили обычную палатку, которую обустраивали четыре дня. А полы для будущего храма сколотили из ящиков от бомб. Задонский мужской монастырь по благословению владыки Никона выделил утварь и облачения на престол, на жертвенник, богослужебные книги и иконы, которые украсили храм. Строить церковь помогали всем миром.
    – Я привез с собой инструменты, и они быстро «пошли по рукам» в разных подразделениях, – рассказал отец Илия. – К примеру, шуруповерт в течение трех недель передавался по людям. Летчики приезжают на место со своею поклажей. Им говорят: нужно обустроить свой быт. А чем? Если у тебя ничего с собой нет. А у меня есть какие-то инструменты, вот парни и обращались. Я знал, что мне придется заниматься храмом и крепить иконы, поэтому инструмент взял. Иконостас у нас непростой, состоит из икон, напечатанных на баннерной ткани. Сверху они прикреплены к тросу, внизу – грузила, и благодаря им баннер натягивается. Это тоже – опыт, я его приобрел, общаясь с другими военными священниками. Есть иконостасы, которые употребляются на подводных лодках, – они матерчатые, выполнены с помощью вышивки. Когда в очередной раз приеду, наверное, будет у нас иконостас деревянный. Для этого нужно привезти лобзики, ножовки…
    Как только в церкви начались первые службы, к отцу Илие стали обращаться летчики с просьбой креститься. Там, в Сирии, он уже окрестил 58 человек. И для каждого из них, по словам батюшки, это был осознанный выбор.
    – Радует, что даже после совершения службы храм озаряют свечи, – признается священник. – Люди приходят с работы, после ужина, перед вечерним построением – помолиться, поставить свечи. Первая литургия была на Рождество. Здесь, в воинской части, есть своя специфика – вечером трудно собрать людей, каждый из них – на своем месте, иногда служат сутками или в нарядах стоят. Люди знали, что я в храме, и приходили, я ждал их для этого. Одним из самых главных наших дел я считаю воздушный крестный ход на вертолете, во время которого мы с высоты освятили, облетели вокруг всю нашу военную базу. Совершалось это совместно с военнослужащими, по приказу командующего группировкой и его заместителя по работе с личным составом. Полковник даже взял с собой в вертолет свою личную святыню, свой крест. Вот так двумя крестами (у меня был крест с престола) мы и освящали сирийское небо над нашей территорией.
    Там же, в Сирии, отец Илия увидел, как боевики уничтожают христианские поселения.
    – Я думаю, что в этой войне два акцента. Это война за природные ресурсы и против христианского мира. Религиозная подоплека выражена достаточно четко, – размышляет батюшка. – В Сирии есть армянские города, в одном из них я был, в Кесабе. Когда исламисты его захватили, то вырезали всю мужскую часть населения и жестоко надругались над женщинами. Там происходили поголовные казни. Сейчас город освобожден. Поэтому правильно и честно, что наши военнослужащие знают, куда пришли и за что воюют. Религиозная подоплека происходящего и помощь братьям по вере – на одном из первых мест. За свои ценности надо сражаться! «Русский воинский дух» зиждется на патриотизме. На любви к Родине, к Отечеству, к своим духовным истокам, традициям, к своей семье и культуре... Я стоял на месте обломков сбитого самолета липчанина Олега Пешкова. Во время военной операции по спасению оставшегося в живых штурмана Константина Мурахтина наши бойцы, рискуя собой, проявили свои лучшие качества.
    В феврале этого года отец Илия приезжал в Липецк, где встретился с владыкой Никоном. Он рассказал, что владыка, провожая его обратно в Сирию, попросил вернуться живым.
    – Наши офицеры и солдаты издревле по своему менталитету миротворцы, – считает отец Илия. – По большому счету, у нас даже нет выбора. Кто, если не мы?.. У России много завистников и врагов. И если мы будем на них оглядываться, появится расслабленность, а нам сомневаться нельзя. Нам нужно людей спасать, чтобы они не погибали там. Вот этим и занимаемся, для этого туда и пришли.










    Текст: Елена Скребо
    Фото из архива отца Илии

    Материал подготовлен при помощи Липецкой митрополии и журнала «Липецкие епархиальные ведомости».
    Выражаем благодарность за помощь монахине Агафоне (Шнейдер).

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх