От депрессии спасет семья (стр. 20)

  • «Газета первый номер» от 24 февраля
  • В чем причина негативного настроя наших сограждан, есть ли способы преодолеть это состояние и как создать для близких психологическую «подушку безопасности» – на эти и другие вопросы корреспонденту «Первого номера» ответила психоаналитик, специалист Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии Любовь Заева.

    – Депрессия – тяжелое состояние для каждого человека. Специалисты «Левада-центра» в ходе социологического исследования фиксируют патологические процессы, которые происходят в обществе в целом, и отмечают, что в России настоящая эпидемия депрессии. Как вы думаете, с чем это связано? Повлиял ли на психологическое состояние общества экономический кризис?

    – Есть общемировая тенденция – мир становится более депрессивным. Россия не исключение. Экономический кризис, безусловно, отразился. Недавно видела новые исследования. Наши, российские ученые считают, что где-то каждые пятьдесят лет количество депрессивных пациентов, депрессий у отдельно взятых людей будет увеличиваться примерно на 50%. Сейчас специалисты уже занимаются тем, что продумывают профилактические меры.
    – Если отмечается общемировое депрессивное состояние, то, может, надо разрабатывать государственные программы в масштабах страны? Как можно изменить настроение населения? Может быть, информационный фон сменить?
    – Информация – это сырье, из которого можно делать все, что угодно. Куда это сырье попадает и что будет на выходе, чаще всего зависит от заказчика. Заказчиками, например, на центральных каналах являются достаточно сильные люди. И в этом смысле полезнее смотреть местные каналы. Здесь сохраняется некая атмосфера уважения к отдельно взятому человеку и традиция позитивных тем. На центральных каналах этого очень мало. У специалистов даже есть термин – «вторичная травматизация». То есть если люди посмотрели новости, где описывались убийства, даже мельком услышали подробности, то их нервная система, их психика испытывает такое же напряжение, как если бы они были в определенном круге свидетелей. Это лишнее напряжение будет вызывать некое эмоциональное торможение, с чего и начинается любая депрессия. Радует то, что государство заинтересовалось этими тенденциями. Что же касается информационного фона, то его поменять будет очень трудно.
    – Сейчас признается, что разрушена модель семьи, мы уже прожили в этом определенный период. Мы имеем результат – депрессивное и достаточно озлобленное состояние. Хорошо, если человек это понимает и что-то пытается делать. Но ведь большая часть населения не осознает? В чем причина внутреннего гнева по отношению к окружающему миру и какой может быть выход из сложившейся ситуации?
     – В условиях наших семей очень часто можно наблюдать девальвацию каких-то основных понятий. Например, до сих пор в своей работе я наблюдаю последствия некого материнского предательства в 90-е годы. Когда матери говорили своим сыновьям: «Ты плохой. Вот если бы зарабатывал больше, как твой сосед, тебя бы больше любили». И был, действительно, слом у огромного количества народа. А жить не по своей структуре – значит разрушать себя. Многие не понимают, что с ними происходит. И количество трудоголиков, которое сейчас множится в геометрической прогрессии, – это определенное бегство. Это люди, которые убегают из реального мира в некую профессиональную реальность. Мне бы хотелось напомнить о ценности чувства, эмоций, в частности детских эмоций. Как только родитель начинает максимально фиксироваться на результатах, появляется система премирования и наказания. Это профессиональная система, но не система отношений «мать и дитя». Дети растут умными, но без понятия безопасности, тыла. Есть семьи, которые сохраняют традиции и очень бережно относятся к себе, а это основополагающее. Наша задача – противостоять давлению социума и сохранять себя любой ценой.
    – Можно дать какие-то общие краткие советы, как выстроить «подушку безопасности» для ребенка внутри семьи?
    – Ребенок должен знать, что он будет любим и что его любят при любых условиях. Это та самая безусловная любовь, которая поможет ему в дальнейшем питаться этими эмоциями. Память о них остается навсегда. Он может иногда плохо учиться. Но я не вижу никакой связи между счастьем взрослого человека и его успехами в школе. Конечно, ребенку нужно учиться преодолевать трудности, знать, что такое дисциплина. Но семья должна дать ему понять, что он ценен, дать определенную свободу и смелость, чтобы он научился быть собой. Тогда он найдет профессию, которая позволит ему и зарабатывать на жизнь, и чувствовать себя свободным.
    – Если в семье замечают, что один из членов подавлен. Как понять: это просто плохое настроение или начало депрессии? Как помочь ему выйти из этого состояния?
    – Определять тяжесть состояния должен специалист. Есть депрессии, с которыми я как психоаналитик не работаю, а отправляю к психиатрам, с которыми сотрудничаю, потому что нужна фармакологическая терапия. Но каждый человек может оказать эмоциональную поддержку. Не надо играть во врачей и психологов, надо выполнять ту роль, которая дана семьей. Мама должна обнимать своего ребенка. Она чувствует, когда надо подойти, а когда просто нужно быть рядом. В том, чтобы кто-то был рядом, нуждается каждый человек.
    – Если говорить не о семье, а об обществе в целом, ваш прогноз – сможем ли мы каким-то неэкономическим инструментом повысить градус положительного настроения?
    – Безусловно, сможем. Русский народ тем и отличается, что он часто идет вне каких-то прогнозов и придумает совершенно новые креативные пути. В этом смысле я убеждена, что что-то будет происходить, чего не ожидает ни один специалист, ни один исследователь.
    Текст: Марина Костюк
    Фото: kidsmentor.org

    Сейчас в соцсетях

    В мире

    Наверх